Дмитрий Мыльников (mylnikovdm) wrote,
Дмитрий Мыльников
mylnikovdm

Categories:

Засыпанный Санкт-Петербург. Часть 2б.

Начало
Начало второй части

Ещё одно здание с низкой аркой и входом без крыльца. Согласно сведениям архитектурного сайта Санкт-Петербурга, первое двухэтажное здание было построено в 1795 году. В 1877 был надстроен третий этаж, то есть первые два этажа остались на своём уровне. В данном случае интересно даже не само это здание, а возможность сравнить его со зданием, расположенным рядом с ним слева, ул. Пестеля, дом 5, Доходный дом А. К. Оливио



Расположенное слева здание было полностью построено в 1880 году. Как и в случае с казармами на Гагаринской улице, мы снова видим, что уровень первого этажа поднят примерно на 1.5 метра над уровнем земли. Разница уровне хороша видна на приведённом выше фото. Да и в самом здании 1880 года постройки нет никаких окон в уровень тротуара,  низких арок и непонятно как расположенных дверей. Как запроектировали и построили, так и стоит. При этом никакого накопления культурного слоя с 1880 года, то есть за 130 лет с момента постройки, не произошло. То есть, за 85 лет от 1795 до 1880 якобы накопилось культурного слоя аж на 1.5 метра, а потом за 130 лет вообще ничего?


Здание построено в 1804-1806 годах по проекту архитектора Захарова А.Д.



Вот что про это здание пишут на архитектурном сайте: «3-этажное здание в стиле строгого классицизма с традиционным портиком с колоннами и пилястрами в центре фасада и треугольным фронтоном. Углы дома закруглены, потому что соседние участки не были застроены.» То есть, не верь глазам своим! Четырёхэтажное здание просто объявили трехэтажным! А как же входы в здание и арка во двор? Они на каком этаже здания расположены? Видимо на нулевом.



Судя по общим пропорциям здания, окна первого этажа заложены практически на половину, арка должна быть выше, дверь при реконструкции врезали выше. Если добавить высоту окон, расстояние до пола, плюс разницу между высотой пола первого этажа и уровнем земли в момент постройки здания, то также получаем 1.5 — 2 метра засыпания первого этажа.



Здание интересно тем, что на архитектурном сайте его постройка датируется 1840 годом, хотя его первый этаж явно засыпан. То есть, на первый взгляд оно уже не попадает в датировку катаклизма, который вызывал засыпание зданий и повышение уровня земли, предположительно произошедшего в 1810-1820-х годах. Но если почитать комментарии внизу записи об этом здании, то оказывается, что единого мнения по точной дате строительства этого здания нет. При этом есть информация о том, что на самом деле здание построено «на цоколе 18 века»:
«Дом стоит не на фундаменте, а на цоколе, т. е. 18 век.
Около 2000 года был серьезный ремонт литейного, можно было увидеть большой культурный слой. Те помещения, в которые сейчас спускаются на несколько ступенек — раньше находились на уровне земли и по документам считаются цоколем, а не подвалом.

Распределение нагрузки идет за счет сводов.»

Так что основание здания, которое сейчас в земле, было построено до катаклизма. То есть, никакого несоответствия нет, просто в очередной раз перестройку здания пытаются выдать за его изначальную постройку.


Снова в карточке дома указаны года постройки 1874-1875 и 1914, но в пояснениях говорится о том, что здание было построено в начале 19 века, а в 1874-1875 и в 1914 годах оно перестраивалось и достраивалось.


Признаки засыпки первого этажа имеются и у этого здания. Во-первых, это очень низкая арка для проезда во двор. Во-вторых, явные следы реконструкции первого этажа со смещением окон и дверей вверх, но пол первого этажа расположен очень низко, в уровень земли или ниже.



Здание построено в 1781-1782 годах. Перестраивалось и надстраивалось в 1859 году.
В данном здании находится музей-квартира русского поэта Н.А. Некрасова, который снимал в этом доме квартиру. Отсюда и название улицы, на которую выходит один из фасадов этого здания.



Данное здание трёхэтажное, у которого третий этаж сидит глубоко в земле.



Благодаря хозяевам ресторана, которые приобрели у Гугла съёмку внутри помещения, мы можем не только посмотреть на здание снаружи, но и заглянуть во внутрь. Площадка за дверью уже ниже современного уровня тротуара.



Заходим во внутрь и видим спуск вниз на достаточно приличную высоту.



А это вид на лестницу, по которой спускаются на уровень первого этажа. Верхняя площадка, как мы видели на виде 3, чуть ниже уровня тротуара. То есть, уровень пола ниже уровня земли примерно на 1.5 метра. С учётом того, что изначально пол первого этажа должен быть чуть выше уровня земли, то получаем уровень засыпания порядка 2-х метров.



Это интерьер ресторана. Так выглядел когда-то первый этаж этого здания. Обратите внимание на каменные сводчатые потолки, которые встречаются во многих зданиях Санкт-Петербурга. Причём это не подвал или полуподвальное помещение, а именно первый этаж. То, что сейчас стены в этом помещении выглядят грубо, это на самом деле стилизация под избу-мазанку, сделанная при отделке ресторана. На самом деле в других здания всё выглядит намного приличнее. Причём сводчатые каменные потолки встречаются не только на первых этажах зданий, которые сейчас в большинстве случаев стали подвальными или полуподвальными. Во время отпусков в Санкт-Петербурге мне доводилось снимать квартиры в старом здании на 3 и 5 этажах, где также были каменные сводчатые потолки.



Ещё раз взглянем на фасад здания, выходящий на Литейный проспект. Никаких признаков того, что нижний этаж задумывался архитектором как подвальный или полуподвальный, нет. Это подтверждается также видом здания со стороны двора.

Как и положено, все входы в здание расположены на первом этаже, который сейчас оказался в земле.



Здание построено в 1770-1780-х годах. Фасад, выходящий на Литейный проспект, несколько раз перестраивался, поэтому сейчас выглядит вполне обычно. Некоторая заглубление первого этажа ощущается, но в целом в глаза сильно не бросается.



А это всё то же здание, но уже со стороны Артиллерийского переулка, где реконструкцию фасада никто не делал, поэтому мы сразу видим, что первый этаж «провалился» вниз и окна на этом этаже частично заложены снизу.



Но ещё интереснее вот этот вид. По уровню заглубления входа мы можем оценить уровень пола на первом этаже. Также интересна арка, у которой при реконструкции был поднят верх, в связи с чем пришлось поднимать окно над аркой и делать перекрытие внутри второго этажа на высоте порядка 1.5 метров от высоты основного перекрытия. Видимо подобную перестройку сочли более целесообразной, чем рыть траншею внутри арки, чтобы обеспечить необходимую высоту проезда. В общем-то это логичное и более практичное  решение, поскольку вырыв яму внутри арки, вам придётся потом всё время решать проблему с водой, которая будет туда стекать с окружающей территории во время дождей и весеннего паводка. По этой же причине мы в остальных случаях также видим арки, проезд внутри которых углублён не ниже уровня основной улицы. То есть, убрана только лишняя высота тротуара, иначе будет яма, в которой будет постоянно скапливаться вода.



Указанная в карточке дата постройки 1854-1856 гг. в очередной раз является датой реконструкции и надстройки старого двухэтажного здания.



Очень хорошо видно, что двери и арка были перестроены и подняты выше во время реконструкции здания. Поэтому над ними сейчас короткие окна. Окна первого этажа в уровень земли, частично заложены снизу. Это также подтверждается видом здания со двора.


Слева мы видим старые входы в здание через первый этаж, которые сейчас находятся в земле (за автомобилем видны козырьки). Правее новый вход, сразу на второй этаж, с приставной металлической лестницей, которая говорит о том, что изначально тут вход не планировался. Его сделали после постройки здания во время его реконструкции.

Думаю, что конкретных примеров с характерными признаками засыпки именно первых этажей зданий уже достаточно. Используя панораму Гугла и сведения с архитектурного сайта Санкт-Петербурга подобных примеров можно найти ещё сотни, но их обработка и описание займут слишком много времени, принципиально не давая ничего нового, а только лишний раз подтверждая те выводы, которые можно сделать по уже приведённым примерам. А выводы из увиденного получаются следующие.

На территории Санкт-Петербурга имеется множество зданий с засыпанными первыми этажами. Примерный уровень повышения земли составляет 1.5 - 2 метра.

Принципиальной разницы в величине дополнительного слоя от близости нахождения к рекам и каналам нет. Слой грунта примерно одинаковый по всей территории старого города.

Судя по датам постройки и последующей реконструкции здания, время появления лишнего грунта попадает на первую четверть 19-го века. Скорее всего как раз на 1815-1816 года, когда произошла катастрофа, уничтожившая Тартарию на территории Сибири, о чём более подробно рассказано в материале «Как погибла Тартария».

Лишний грунт появился сравнительно быстро, за очень короткий промежуток времени, причём сразу на всей территории Санкт-Петербурга. То есть, это не культурный слой, который накапливался столетиями. При этом лишнего грунта было настолько много, что в тот момент не было физической возможности собрать и вывезти весь этот грунт за пределы города. А откапывать только некоторые дома локально, было нецелесообразно из-за проблемы с паводковыми стоками, которые неизбежно будут подтапливать откопанные дома, заполняя углубления водой с прилегающей территории.

Ещё одна интересная мысль, которая была высказана в комментариях. Похоже, что в этот же момент произошло не только повышение уровня поверхности земли, но и повышение уровня мирового океана, что вызвало также повышение уровня воды в Неве и каналах. Этот вывод вытекает из того факта, что старый уровень подвалов, а часто и первых этажей зданий, оказывается ниже существующего уровня воды. Это же подтверждали и реставраторы из особняка Румянцева, когда рассказывали о том, что до поднятия уровня полов путём засыпки мусора и заливки бетоном, на нижних уровнях постоянно было сыро и даже при незначительном повышении уровня воды в Неве в подвале появлялась вода. В принципе, в той же Европе достаточно много подтопленных территорий. Италия с её всемирно известной Венецией, Голландия, Дания, Греция, Франция, Великобритания. Везде можно найти места, которые сейчас оказались подтоплены. Много специально насыпанных дамб, которые защищают территории от подтопления морем, особенно в Голландии и Дании. То есть, на самом деле явление имеет место быть, на нём просто никто специально не акцентирует внимания.

Но никто бы не стал строить здания так, чтобы их подвалы заливались водой. Значит на момент строительства этих зданий уровень воды был ниже. Кроме того, люди, которые занимаются строительством, хорошо знают о том, что строить вверх намного проще и дешевле, чем строить вниз. Это справедливо для сегодняшнего строительства, когда мы используем машины и механизмы, особенно для земляных работ. Следовательно это тем более будет справедливо для строительства в 18-19 веках, когда уровень механизации был значительно ниже и большую часть работ приходилось выполнять вручную. Это означает, что зарываться вглубь больше, чем требуется, никто бы не стал. Да и технология строительства на сваях известна уже достаточно давно. Зачем зарываться вниз и получать постоянные проблемы с подтоплением подвалов, когда можно спокойно уйти вверх? Причём практически все архитекторы, которые строили именно новые здания во второй половине 19 века, а не перестраивали старые, уже сидящие в земле, поднимали уровень пола первого этажа до полутора метров над уровнем земли. Подобные примеры мы рассмотрели выше.

В комментариях к уже опубликованной части некоторые из читателей в очередной раз вспомнили про то, что Санкт-Петербург построен на болотах, и что дома якобы просто просели/опустились в грунт. Это объяснение вспоминают регулярно, как только речь заходит о засыпанных нижних этажах зданий. При этом также регулярно люди, которые так или иначе связаны со строительством, пытаются объяснить, почему это не так. Вот одно из подобных объяснений от человека, который в теме. Тем не менее, я тоже обещался ответить на этот вопрос.

Во-первых, просадка здания в грунт на полтора-два метра практически невозможна. Почему, очень хорошо объяснено в статье по ссылке, которую я дал выше. Но если кратко, то плотность здания меньше плотности грунта под ним, а значит возможно только некоторое проседание фундамента, которое будет от сантиметров до нескольких десятков сантиметров. Максимум полметра, но подобная деформация уже даст трещины в стенах. Просадка одного из краёв на метр или больше, это уже приводит к разрушению конструкции здания.

Во-вторых, просадка здания никогда не происходит равномерно. Хотя бы потому, что и масса здания у нас распределяется неравномерно, и грунт под зданием также никогда не является однородным. Даже если будет наблюдаться просадка по всему фундаменту, то какая-то его часть опустится сильнее, какая-то меньше. Тем более, когда у нас здание большой протяжённости, занимающее целый квартал, типа училища правоведения на Чайковского 1. Неравномерность просадки здания, даже если она не привела к появлению трещин в стенах, практически всегда видна по деформации геометрии здания, линии окон, искривлению элементов декора на фасаде. Ничего подобного мы у рассмотренных задний не наблюдаем.

Кроме того, меня удивляют постоянные сетования на то, что Санкт-Петербург построен на болотах. В Санкт-Петербурге имеется огромное количество сооружений и зданий, которые мы сегодня, даже если захотим, не сможем повторить! Так почему вы при этом думаете, что те люди, которые смогли построить все эти уникальные дворцы, храмы и парки, при этом не знали как нужно строить обычные дома на болоте?!

Один из читателей высказал идею, что лишний грунт на улицы насыпали при чистке и углублении каналов и рек, протекающих по Санкт-Петербургу. И даже привёл ссылку на соответствующую статью в Википедии.

Но эта версия тоже не состоятельна. Во-первых, в статье по ссылке указано, что общая площадь водной поверхности рек и каналов в Санкт-Петербурге составляет около 7% от площади города. Но при это необходимо учитывать, что большую часть этой цифры на самом деле составляет поверхность Невы, которую никто не чистил и не углублял.

Во-вторых, в этой же статье сказано о том, что каналы и протоки не только очищались и углублялись, но также и засыпались. Кроме того, активно засыпались болота, для чего также требовалось достаточно много грунта. Так что для того, чтобы насыпать ровным слоем два метра по всему городу, вынутого из рек и каналов грунта явно недостаточно. Да и это был бы весьма длительный процесс, который бы продолжался практически весь 18 век, а факты указывают на то, что повышение уровня земли произошло в течение сравнительно короткого времени, в течение нескольких лет, в период от 1810 до 1820 гг.

При этом мне интересно, как автор этой идеи представляет себе этот процесс на практике? Вот вы, например, хозяин особняка. К вам приходят работяги и говорят:
- Слушай, хозяин, у нас тут распоряжение царя-батюшки, вынуть грунт из реки и засыпать тебе особняк на два метра, и все стоящие рядом тоже. И это всё для твоего же блага, чтобы тебя во время наводнений не топило!
- Ну, если царь-батюшка так решил, то тогда ладно, делать нечего, засыпайте. А я пойду искать мастеров, чтобы мне окна на первом этаже заложили и дверь в новом месте выше в стене прорубили, чтобы в дом можно было попасть. Что, и арку мне тоже засыпите? Да ну и ладно, чёрт с ней, с аркой, не очень то и надо во двор заезжать. Будем всё через окна таскать прямо с улицы.

Но это если вы простой владелец доходного дома или обычный купец, которому к царю ходя нет. А если вы, скажем, князь или граф какой, который с Царём на охоты выезжает и на балах и всяких званных обедах регулярно встречается. Не уж то вы бы у Царя-батюшки не выпросили высочайшее соизволение, чтобы всё кругом засыпали, а вот именно ваш особняк не засыпали? Для защиты от наводнения ведь что нужно? Чтобы был вал, дамба, которая воде не даст пройти. Так и зачем ваш такой замечательный, только что построенный особняк до самых стен засыпать? Это же сколько потом опять денег отдать за перестройку придётся?! Да лучше я половину этой суммы Царю-батюшке пожертвую, а он мне за это бумагу и подпишет. И ему польза, и мне!

А если серьёзно, то на самом деле насыпание на улицы лишней земли на уровень наводнений влияет совсем незначительно. Но для этого необходимо включить мозг, или провести простой эксперимент. Возьмите большой таз, положите в центре какие-нибудь предметы, которые тяжелее воды и имеющие какие-либо характерные элементы, чтобы можно было отметить уровень воды. Теперь налейте в таз воды до этих отметок. Это у нас будет небольшой макет наводнения в Санкт-Петербурге, когда ветер гонит воду из Балтики в Финский залив, и вода в Неве начинает подниматься, поскольку не имеет возможности вытекать из русла, постепенно заполняя окружающее пространство, то бишь город на её берегах. Вода, налитая в таз вокруг предметов, имитирующих дома, это статическая модель в некий фиксированный момент времени. В принципе, можете даже сделать динамическую модель, если откроете кран тонкой струйкой. Впускная труба, то бишь Нева, работает, а выпускной трубы  нет, поскольку Финский залив заблокирован ветром и водой из Балтики.

Ну а теперь начинайте насыпать в таз песок, чтобы уменьшить тем самым последствия наводнения. Да, не забудьте оставить 7% площади таза, которые будут имитировать русла рек и каналов, чтобы наша модель полностью соответствовала условиям. Как полагаете, сколько песка вам придётся насыпать в таз, чтобы уменьшить уровень воды, который затопляет наши «здания»? Если вы хорошо учились в школе и знаете закон Архимеда, то ответ дадите практически сразу — нисколько! Чем больше песка вы насыпаете в таз, тем выше будет подниматься уровень воды в тазу. При этом чисто теоретически, мы можем насыпать такое количество песка, когда он окажется над уровнем воды, а вся вода при этом будет находится в тех самых 7%, которые мы оставили для рек и каналов. Но только, увы, при этом у нас все наши «дома» окажутся затопленными на гораздо больший уровень, чем при отсутствии песка.

Опять же, тут нужно знать специфику наводнений в Санкт-Петербурге, которая состоит в том, что основная проблема возникает не из-за лишней воды, которую приносит река Нева, а из-за той воды, которую ветер пригоняет из Балтийского моря. А это уже совсем другие объёмы воды, с которыми бесполезно бороться путём углубления русла рек и каналов. Именно поэтому для борьбы с наводнениями в Санкт-Петербурге была построена дамба, которая отделяет воду Балтийского моря от Финского залива, не давая ей затекать в залив и далее в устье Невы.

Другими словами, углубив каналы и насыпав два метра грунта по всем улицам и площадям Санкт-Петербурга, вы при этом не решите проблему наводнений, а в некотором смысле только её усугубите. Да, при углублении каналов и рек и подсыпке берегов общий объём воды, который в них может вместиться, будет несколько больше. Но с учётом общей площади каналов и рек в 7% от общей площади города, этот дополнительный объём будет несущественным в случае наводнения и может помочь разве что только при самых слабых наводнениях. Но даже когда вода не выйдет из берегов рек и каналов, её уровень поднимется выше, чем подвалы и первые этажи уже построенных домов, которые вы засыпали. И их начнёт подтапливать грунтовыми водами снизу, а не заливать сверху.

А когда наводнение будет чуть более сильным, и вода таки выйдет из берегов. То она её уровень сразу окажется на эти самые два метра выше. А дальше она начнёт заливать подвалы и первые этажи, которые оказались в земле, полностью заполняя их до нового уровня земли. Но это ещё не всё. Самое интересное нас ждёт, когда наводнение прекратится, поскольку с улиц-то вода уйдёт, а вот в затопленных подвалах и этажах вода останется, опять же до нового уровня земли. И вам придётся её оттуда вычерпывать тем или иным способом. Причём объём воды у вас стал больше на эти самые два метра вверх.

Итого, вместо решения проблемы наводнений, мы на самом деле получили только больше проблем. Так что я полагаю, что тему специального насыпания грунта на улицы ради борьбы с наводнениями на этом можно закрыть.

Теперь перейдём к главному вопросу. Откуда взялся весь этот лишний грунт на улицах Санкт-Петербурга?

Для начала рассмотрим вариант, который неоднократно высказывался в комментариях, о том, что этот грунт приносился регулярными наводнениями, которые происходят в Санкт-Петербурге. Чтобы принести и оставить на улицах города на достаточно большой площади два метра грунта, водяной поток должен был этот грунт откуда-то смыть. Исходя из того, что известно о структуре этого грунта, то это в основном осадочные породы, состоящие из песка, глины и их комбинаций. Это означает, что данный грунт если и мог быть принесён водой, то только мощным потоком с материка. Но те наводнения, которые регулярно происходят в Санкт-Петербурге, как я уже писал выше, имеют совсем другую природу. Вода приходит не с суши, а с моря, причём ветер гонит именно поверхностный слой воды, а значит взять такое количество грунта воде просто негде.

Второй вариант, что это был именно селевой поток, то есть смесь воды и грунта, который пришёл именно с материка, который высказывается сторонниками всемирного потопа, который произошёл по тем или иным причинам. Этот вариант уже можно рассматривать, но лично у меня есть сомнения, что последствия от такого потопа были бы именно те, которые мы наблюдаем в Санкт-Петербурге.

Во-первых, селевые потоки, которые переносят большое количество грунта и камней, возникают в основном в горной местности, где есть заметный уклон, и перепады высот, которые и позволяют селевому потоку набрать необходимую энергию для переноса грунта и камней. А вот на равнинной местности селевой поток не может двигаться на большое расстояние, поскольку выйдя на равнину поток достаточно быстро теряет скорость и энергию, в результате чего грунт и камни начинают выпадать в осадок, а дальше у нас уже течёт просто вода с относительно небольшим количеством взвеси мелких фракций. Конечно, если подобный поток будет течь достаточно долго, то он будет постепенно переносить смытый с гор грунт всё дальше и дальше по руслу, но это уже достаточно медленный процесс. Да и получаемый слой грунта будет иметь характерный профиль, постепенно понижающийся и сходящий на нет по мере удаления от начала равнинного участка. Кроме того, грунт, который намывается вокруг попадающихся на его пути препятствий, тоже имеет характерный профиль, по которому обычно можно определить направление и скорость потока.

Во-вторых, плотность селевого потока выше, чем плотность воды из-за растворённого в нём грунта, что повышает его разрушающую способность. При этом из-за находящихся в нём частичек осадочных пород, включая песок, селевой поток обладает очень мощными абразивными свойствами. В интернете можно найти видеозаписи последствий сходя селей или прихода мощных цунами, включая Японию 2011 года. Везде мы наблюдаем достаточно серьёзные разрушения попадающихся на пути зданий и сооружений. При этом после этих потоков не остаётся двухметровых слоёв отложений грунта на большой площади, как мы видим в Санкт-Петербурге. Более низкие места могут быть заполнены сильнее, но вот на более высоких местах, наоборот, будет наблюдаться смывание верхнего слоя. Чтобы оставить на достаточно большой площади Санкт-Петербурга  слой грунта в 1,5-2 метра, пришедший поток должен быть очень мощным. А это означает очень серьёзные разрушения тех зданий и сооружений, которые будут находится на его пути. Так что если подобный катаклизм и был в Санкт-Петербурге, то точно не в период 1810-1820 годов. Я полагаю, что подобный процесс произошёл где-то в районе 1500 года. Причём это как раз привело к серьёзному разрушению города, который и начали восстанавливать в 1700 году. И именно это отражено на старом аксонометрическом плане Санкт-Петербурга — руины, которые остались после всемирного потопа в районе 1500 года.

 

На данный момент я придерживаюсь версии, что лишний грунт выпал с неба в виде грязевых дождей. Чтобы это могло произойти, частицы грунта должны были каким-то образом попасть в атмосферу, где они смешиваются с атмосферной влагой, провоцируя конденсацию водяных паров и выпадение дождя. Попадание большого количества мелких частиц грунта в атмосферу, в том числе может объяснить откуда в океанах и морях взялась лишняя вода, поскольку это способствовало конденсации дополнительной влаги и выпадению дополнительных дождей, которая до этого насыщала верхние и средние слои атмосферы в виде водяных паров, образуя так называемую «небесную гидросферу», которая упоминается в Ветхом завете при описании сотворения Земли.
В атмосферу частицы грунта, на мой взгляд, могли попасть двумя способами.

Первый — с поверхности самой Земли, в результате эрозии почвы на большой территории как следствие масштабной метеоритно-ядерной бомбардировки поверхности, в результате которой биосфера и поверхностный слой почвы, защищающий её от эрозии, были уничтожены. Об этом я уже писал в своей работе «Как погибла Тартария», например, в конце пятой части.

Второй вариант — прохождение Земли через пылевое облако, которое было захвачено атмосферой. Это мог быть либо хвост достаточно большой кометы, либо последствия разрушения одной из планет Солнечной системы. На данный момент я придерживаюсь именно последнего варианта. Дело в том, что достаточно большую часть лишнего грунта составляют именно частицы глины. При этом глина является осадочной горной породой,  которая состоит из очень мелких частиц размером до 0.01 мм. Образуется либо при гидролизе алюмосиликатных горных пород, а значит нужна вода или водяные пары, либо как нерастворимый остаток от разложения органики. Причём мелкодисперсные фракции с размером частиц менее 0.005 мм образуются только из органики, поскольку путём механического дробления, происходящего во время водно-ветровой эрозии минералов, невозможно получить однородное вещество с настолько мелкими частицами. То есть, если этот грунт попал на Землю из космоса, то это остатки планеты, на которой как минимум была вода, а ещё более вероятно, органическая жизнь.

Если собрать все эти факты вместе, то есть, уничтожение Тартарии с последующим захватом территории европейскими (то бишь иверскими — еврейскими) кланами, глобальные катаклизмы, которые приводят к массовой гибели населения Земли и изменению климата, разрушенная планета, на которой когда-то была органическая жизнь, обломки которой использовались для бомбардировки поверхности Земли, то можно сделать вывод, что все эти процессы не являются случайными природными явлениями.

Это действие некой силы, которая ведёт планомерный захват Солнечной системы и находящихся в ней планет для использования их в собственных целях. А население Земли также планомерно обращают в послушных рабов, которые будут работать на благо захватчиков, под управлением иудейского племени, с которыми захватчики под видом «бога Иеговы» заключили соглашение о сотрудничестве. Иудеи служат «богу»,то бишь захватчикам, а за это им оказывают всяческое содействие и делают главными на Земле. Что те, кто в состоянии видеть и анализировать, наблюдаем сейчас практически как свершившийся факт.

Tags: Питер, искажение, история, оккупация, технологии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 87 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →